Ко дню освобождения Молдавии от румынской оккупации ‒ 28 июня 1940г.

«Молитесь о победе путинской России!»

Этот призыв бывшего зам. председателя Парламента, зам. председателя Совета Министров Молдовы Ю.Рошка ‒ «о победе путинской России» над всемирным враньем, грозящим распадом государств и исчезновением народов, возмутило и жестко было раскритиковано все мимикрирующими и неизлечимо безграмотными политиками и даже учеными.

Не орите триколорно! (Дину Михаил).

Молдаване во все времена, с XIV века до 28 июня 1940 г., молились за победу России, во славу русского оружия! Даже во времена, когда «Румынии» не существовало, то есть, до 1878 г.!

«Почему люди так любят свое прошлое, свою историю? Вероятно, потому же, почему человек с разбега споткнувшись, любит, поднявшись, оглянуться на место своего падения» (В.О.Ключевский, 1894 г.)…

Земля Молдавская, так называлась страна Молдова в пору своего рождения (XIV в.), находилась на пути всех бед и нашествий разных армий, о чем свидетельствуют высокие холмы и рвы вдоль Днестра… (Гр.Уреке, 1635 г.). Вот и ныне опять наступили тяжелые, гиблые времена ‒ Молдова оказалась между разбойной нацистской Украиной и реваншистской нацистской Румынией ‒ когда чужеродные преступные правители готовят нам тяжкие испытания, страшные потрясения: распад Земли нашей и исчезновение наше вместе с нею… (Мирон Костин, 1675 г.). И всегда, во все времена надежду на спасение, на защиту своей государственности, на сохранение своей национальной самостоятельности молдаване видели в православной России. Совместное проживание молдаван со славянами на карпато-днестровском пространстве имеет тысячелетнюю историю.

Сообщения русских летописей о событиях 1386 г.: бегство Василия, сына Великого князя Московского Дмитрия Донского, из Орды «к великим волохам (= молдаванам), к Петру воеводе»: «Того же году (1386) князь Василей великого князя сын Дмитриев прибеже из орды в великие волохы к Петру воеводе» (ПСРРЛ, XXV; V.Spinei, 1992). В связи с этим первым контактом на высоком уровне между волохами (= молдаванами) Петра воеводы (Петру Мушат, господарь и воевода Земли Молдавской, 1375 ‒ 1391 гг.) и Московским княжеством, другая русская летопись (Львовская) отмечает, что в следующем, 1387 г., великий князь Дмитрий отправил делегацию бояр вернуть сына из волохов.

Это первая делегация Московского княжества в Землю Молдавскую.

С первых десятилетий своего существования Молдавское Государство, его господари проявляли заинтересованность в налаживании и поддерживании связей с русинами/русскими, позже с великими князьями московскими, с царями России. В 1408 г. Александр Добрый, господарь и воевода Земли Молдавской, содействовал своей грамотой от 8 октября 1408 г. расширению торговых связей с купцами Русской Земли (Юго-Западная Русь).

Продолжительный период совместного проживания, общая вера православная, общие внешние угрозы убеждали господаря Молдовы Стефана III Великого и Ивана III, великого князя Московского, идти навстречу друг другу, объединять усилия, координировать действия против общих супостатов. В апреле 1480 г. Иван III дал «наказ добиваться пропуска через Крым русского посла в Молдавию...».

В 1484 г., после скоординированного нападения турок и валахов (ныне «румын») с юго-запада и татар с востока, Молдавия лишилась трети своей национальной территории на юге с крепостями Килия и Белгород-Днестровский, осталась без выхода к морю… Постоянно висела угроза с севера, со стороны панской Польши…

Находясь в постоянной опасности потерять свободу и независимость, «Молдавия видела в лице России могучего союзника, способного усмирить устремления турецких и валашских (ныне «румынских»), польских и литовских феодалов, зарившихся на молдавские земли» (Е.Руссев).

Об этом с тревогой и надеждой Стефан III Великий писал в 1484 г. Ивану III, великому князю Московскому: «… До нас приходят люди далече, ни могум нигде слышати государя православного, только вашу милость…  А в сей стороне один яз сам остал, и то от двою сторон поганьство тяжкое (турки и татары), а от трех сторон (валахи, венгры, поляки), ркучи християне, але мне суть пущи поганьства. Ино уже не могу им болши терпети, толко бы бог научил вашу милость, щобы есте обернулся к нам лицем и приятельством к нам пригладали (= и милостью к нам приласкали), а яз бы того болши к вашей милости имел приятельство…».

Польско-литовское государство, имея на юге, в своем тылу православную Молдавию, во главе с отважным воеводой Стефаном III Великим, который позже жестоко побил поляков у Кодрул Козминулуй, должно было помнить об этом и учитывать эту свою уязвимость, ослабляющую его позицию. Такое положение содействовало достижению политических целей Московского княжества на западных рубежах.

Таким образом, конфликтная ситуация, сложившаяся в конце XV в. во взаимоотношениях Молдовы и России с Польско-Литовским государством, взаимная заинтересованность молдавского господаря и великого князя Московского в совместных действиях против общего противника создавали основу для заключения первого молдавско-русского военно-политического союза, согласно которому стороны обязывались «другу быти другом, а недругу быти недругом».

Верность этому девизу на протяжении веков, решающий вклад России во все судьбоносные события в истории Молдовы, угроза распада Молдавского Государства и исчезновение молдавского народа вместе с ним, замышляемое молдавскими (румынскими) правителями, оправдывает богоугодный призыв Молитесь о победе путинской России!

Василий Стати

МОЛДАВСКО — РУССКАЯ ИСТОРИЯ

/продолжение/

15.  Языки моей страны

 Мировое научное сообщество давно установило, что «язык в огромном большинстве случаев является самым важным, ранее всего называемым признаком и определителем этноса». (А.Арутюнов).

                    Другими словами, носители болгарского языка называют себя болгарами, носители русского языка – русскими, носители молдавского языка – молдаванами, носители гагаузского языка – гагаузами и т. д.

              В соответствии с Законами и по Конституции, язык большинства населения, язык молдаван – это государственный язык Молдовы, а русский язык имеет официальный статус языка межнационального общения.

              В основном Законе Приднестровской Молдавской Республики официальными языками на территории Приднестровья названы молдавский, русский и украинский.

Закон об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери) устанавливает, что «официальными языками Гагаузии являются молдавский, гагаузский и русский языки».

               Таким образом, на территории Республики Молдова функционируют 4 (четыре) официальных языка. Разумеется, все эти исключительной знaчимости положения предстоит ещё дополнить конкретными реальными делами. Но они есть, они существуют, и никто не сможет их отменить посягательство на любой из этих языков, на их национальный и социальный статус равносильно посягательству на честь и достоинство каждого их носителя, на право на существование этих сообществ, на существование самого Молдавского Государства вообще.

               Полиакадемик М.Чимпой признавал, что «сохранением в Конституции понятия молдавский язык преследуется отказ от румынской государственности республики». (LA, 1994). И, наоборот, навязыванием румынского языка преследуется превращение Молдавии в румынскую провинцию.

               Бывший румынский посол в Молдавии В.Бырсан прямо заявил: «Если бы не существовало молдавского языка, не было бы и молдавской нации, и не было бы необходимости в существовании Молдавского Государства, а территории, захваченные в 1940г., надо отдать Румынии». (Mesagerul, 1995).

               Вот так, просто, чётко и официально: топорная румынская возня против языка молдаван – это всё лишь прикрытие для территориальных притязаний. Язык, как фундаментальный признак и определитель этноса, как «важный атрибут суверенитета государства», обладает неимоверной духовной энергией, огромной объединительной силой. Другой полиакадемик, Гр.Виеру, сравнивал магическую силу молдавского языка с былой мощью российской 14-ой армии.

4.  Опасные игры

        Любая попытка посягать на самую суть языка, на его социальную и национально-

государственную знaчимость, сопряжена с резкой дестабилизацией обстановки.

            Печально и постыдно, что нынешние руководители Молдавского Государства, якобы либералы и будто бы демократы, до сих пор не усвоили эту общеизвестную истину.

            Лишь несколько примеров… В 1993 году Парламент Республики Молдова был вынужден самораспуститься потому, что попытался идти против воли и права народа на название своего родного молдавского языка…

            Легионерские попытки навязать приднестровцам румынский язык и румынский стяг закончились позорным братоубийственным конфликтом и расколом страны и общества.

            В большинстве стран мира язык большинства, язык государствообразующей нации является официальным языком. Во всех странах мира автохтонный политический класс, научно-культурное сообщество строго следят за соблюдением языкового равноправия – как непременного условия мирного общежития, стабильности социально-экономического развития.

            Сопоставим: какой был уровень жизни, какой была Молдавия в 60-80-е годы прошлого столетия, и какой она стала после того, как многонациональному молдавскому обществу навязали чуждые ему румынский язык, историю румын, румынские политические нравы…

            Резкое обострение политической обстановки по языковым причинам произошло в Грузии в 1977 г., в прибалтийских республиках в 80-е годы…                                                                                 

В конце 70-х годов прошлого века правительство Бельгии вынуждено было подать в отставку из-за нарушения языкового равноправия в небольшом селе Фурон во франко-фламандской смешанной языковой зоне…

            А у нас в Молдове за последние десятилетия руководители затевают пересмотры Конституции Республики Молдова.! Прости их, Господи, ибо они не ведают, что творят. Как говорится, каждый имеет право быть дураком, но неприлично этим злоупотреблять.

            Уже само по себе эти безграмотные, политически самоубийственные заявки грозят распадом республики. Подумали ли инициаторы этой опасной затеи, как отнесутся к их кульбитам в Приднестровье, в Гагаузии? А ведь это два крыла – гаранта существования целостной Молдовы!

5.  «Владыки — и те исчезали…»

            Учитывая географическое положение Республики Молдова, преследуя захватнические цели, западный наш сосед уже третье десятилетие ведёт тотальную кампанию против молдавского языка, молдавской нации, Молдавского Государства.

Эта кампания основана на причудливой смеси вызывающего лицемерия, топорной лжи и нахрапистой безграмотности… Например, бывший студент Ясского университета, по совместительству сигаретный коммерсант, оказавшийся во главе исполнительной власти в Молдове, а затем в тюрьме, заявил, что, как в США язык якобы, всегда был английский, так и в Молдавии язык всегда якобы был румынский.

            Если бы этот самый «влад» больше внимания уделял учёбе, а не подпольной торговле сигаретами, он узнал бы, что, когда ирландцы начали истреблять индейцев в Северной Америке в XVI в., в Молдавии уже были переведены на молдавский язык первые религиозные тексты, а в XVII в. уже были написаны первая история на молдавском языке и первое исследование о молдавском языке.

            К 1776 г., когда было образовано государство США, молдавский язык, молдавская история и молдавская этнология были известны в Европе благодаря трудам М.Костина, Н.Милеску Спафария, Д.Кантемира. Любимый нашему «владу» румынский язык, как утверждают румынские историки и молдавские языковеды, начал распространяться лишь со второй половины XIX в. Если румынские политики об этом до сих пор не ведают, это вовсе не значит, что эти реальности не существовали и не существуют.

            Испанский филолог Амадо Алонсо отмечал, что «проблема языка – это ещё и проблема страстей вокруг языка».

            Защита языка народа всегда яростная, беспощадная. Никто никогда не прощает унижения языка предков, потому, что он – родной, материнский – materna.
Владыки и те исчезали
Мгновенно и наверняка,
Когда невзначай посягали

На самую суть языка.
Ярослав Смеляков.

Так что, если уж даже владыки исчезали, то бездарные продажные политики и подавно…

Василий Стати,

книга «Молдавско-русская история», 2022г.

МОЛДАВСКО — РУССКАЯ ИСТОРИЯ

/продолжение/

15.  Языки моей страны

2.  Почему дошли до жизни такой?

                      Сразу же после принятия Конституции 29.07.1994 года, оппозиция и всегда кокетничавший с ней председатель Парламента Пётр Лучинский не позволили утвердить Высший Закон Молдовы на референдуме. Пётр Кириллович Лучинский, считающий себя тонким знатоком и ценителем румынского языка, пошёл даже на фальсификацию уже принятого Постановления Парламента об обращении в Академию Наук.

                      Потом топорную попытку изменить статью 13 о государственном статусе молдавского языка предпринял ещё один горячий новоиспечённый румынист — президент Мирча Снегур. Почти целый год шла смехотворная кампания прорумынской партии Юрия Рошки по сбору подписей за отмену нескольких «языковых» статей Конституции.

                      Обществу, с подачи и при финансовой помощи из ближнего зарубежья, вдалбливалась и вдалбливается мысль, что это лишний закон искусственного государства. Школам, ВУЗам административно навязали румынский язык, историю румын, румынское право…                    Развернулась всеобщая кампания по денационализации молдаван, по дегражданизации молдавского общества. Создалась драматическая ситуация, гибельная для молдаван: часть общества замкнулась на решении только своих, в том числе языковых, проблем. Другая часть становится жертвой продавшихся румынам политиков и интеллектуалов.

                      Большинство молдавского населения осталось без защиты, без моральной и информационной поддержки: нет ни одной молдавской, по сути, газеты, ни одного журнала, теле- или радиоканала для почти 3.000.000 налогоплательщиков-молдаван.
                      Руководители национально-культурных обществ заняты лишь своими проблемами. Они откровенно говорят молдаванам: ребята, это ваши проблемы.

Как будто они не граждане этого государства! В 1994 году, когда, в принципе, мы решили судьбу конституционной статьи 110 (о Гагауз-Ери), молдаване обратились к депутату с юга с просьбой активнее поддержать государственный статус молдавского языка. Тот откровенно заявил: мы решили свою гагаузскую проблему, а ваши проблемы решайте сами.

                       Несколько лет спустя, журналист-депутат обратился к руководителю мажоритарной фракции: дескать, нечего нам, русскоязычным, выступать в защиту молдавского языка. Пусть этим занимаются сами молдаване!

Ушам не верилось: ведь это заявлял публично гражданин Республики Молдова, депутат Парламента Республики Молдова. Законодатель публично призвал не соблюдать Высший Закон!

                        Рискну напомнить несколько банальностей: в такой традиционно-многонациональной республике, как Молдова, невозможно решить вопросы одного языка, пренебрегая другими. Вспомним: наступление на молдаван и русских, на молдавский и русский языки началось одновременно, в 1990 году.: «чемодан, вокзал и т.д.» Но, благодаря общим усилиям молдавского, по сути, Парламента 1994-1998 гг., нам удалось отменить антирусские инквизиторские акции (в том числе языковую аттестацию, о которой сейчас многие забыли).
                        Русофобское наступление удалось усмирить. Тогда румынизаторы сконцентрировали свои усилия против всего молдавского. Сегодня, полагая, что с молдаванами и молдавским языком уже покончено, румынская «пятая колона» вновь взялась и за русский язык.

                        Несомненно, молдавское общество может действенно и решительно защищать право других наций на свой язык. Но очень сложно это сделать, когда другие, совместно проживающие граждане и их организации, откровенно безразличны к судьбе языка большинства местного населения.

                     А ведь вполне очевидно, что совместные заинтересованные действия молдавской и русскоязычной общностей могут решать все вопросы, в том числе языковые, в том числе и объединения Молдовы и даже сохранения русского контингента, как гаранта сохранения Молдавского Государства.

                     Молдаване, мажоритарная часть народа Молдовы, были обмануты частью местной интеллигенции, антимолдавские услуги которой, щедро и открыто оплачиваются ближним зарубежьем.

                      Верная молдавскому народу и Молдавскому Государству, патриотическая научная и творческая интеллигенция осталась без средств к существованию, как таковая. Непризнанная руководителями страны, блокируемая всеми местными средствами информации, отстранённая от кафедр и научных институтов, подлинная молдавская интеллигенция не может эффективно и последовательно достучаться до народа, его породившего. Подлинно молдавская интеллигенция, её усилия по утверждению правды о Молдавском Государстве, о молдавском языке, о молдавской истории никем не поддерживаются.

                       Мы знаем имена наших соотечественников, в том числе проживающих в Российской Федерации, которые своим трудом, упорством, интеллектуальной мощью и недюжинными способностями добились достойных состояний. Они заявляют, что они подлинные государственники, что у них болит душа за судьбу Молдовы.

                       Но когда речь идёт о конкретной поддержке земляков в Молдове, то ссылаются на мешающие им неведомые силы, показывают пальцем «наверх». Неудобно становится за этих мужественных людей. Странные какие-то эти «неведомые силы», которые поддерживают всех, кроме молдавских организаций.

/продолжение следует/

Василий Стати, книга «Молдавско-русская история«, 2022г.

МОЛДАВСКО — РУССКАЯ ИСТОРИЯ

/продолжение/

15.  Языки моей страны

1.  Молдова — многоязычная страна

               В Республике Молдова, как и в Швейцарской Конфедерации, функционируют 4 (четыре) официальных языка. Не надо возмущаться в этой связи и называть автора «примитивным» молдовенистом. Насчёт «примитивности» готов в любое время и в любом месте, без лишних усилий доказать, что новоиспечённые, так называемые «румыны», элементарно безграмотны. Любое количество орущих не может опровергнуть очевидных реалий.
                В Республике Молдова, по данным переписи 2014 года, проживают около 4.000.000 граждан. Из них 2.755.000 (75,8% всего населения, без Приднестровья) – молдаване. 2.720.000 (54.6%) граждан Республики Молдова (без Приднестровья) считают своим языком лимба молдовеняскэ (молдавский язык). К ним следует добавить ещё около 300.000 молдаван, проживающих на Украине.
                В августе 1989 года, по воле общества и по требованию академических институтов, творческих союзов, всего интеллектуального сообщества, под лозунгами «Унире, молдовень!», «Лимба молдовеняскэ – лимбэ де стат!», Конституция МССР была дополнена статьёй 70(1), устанавливающей государственный статус молдавского языка.

                Новый Высший закон 1994 года, учитывая убеждения, волю и право этноса, давшего название Молдавскому Государству, подтвердил положение о государственном статусе молдавского языка.
                В соответствии со статьёй 2(1) Конституции, «Республика Молдова – демократическое правовое государство, в котором достоинство человека, его права и свободы… являются высшими ценностями и гарантируются»; статья 10(2) Конституции устанавливает: «Государство признаёт и гарантирует право всех граждан на сохранение, развитие и выражение этнической, культурной, языковой и религиозной самобытности».
                 Так вот, все эти, и многие другие основные права и свободы молдаван, молдавского народа на протяжении последних 30 лет вызывающе грубо нарушаются всеми официальными структурами, в том числе Парламентом, Президентурой и Правительством, не говоря уже о Румынском посольстве.

                  Недавно один высокий представитель другой страны сказал по поводу некоторых моих выступлений: дескать, неплохо, но желательно бы побольше аргументов.

                   Чтобы убедиться в том, что молдаване лишены всяких прав, достаточно зайти в любую школу, не говоря о таких центрах фронтальной румынизации, как Бельцкая Высшая школа всеобщего румынизма, действующая под прикрытием университета. Или, например, так называемая, Национальная библиотека, которая, как и все остальные ВУЗы, дискредитирует молдаван и молдавские ценности за деньги тех самых молдаван.

                    Беспардонное попрание органического Закона о концепции национальной политики – это публичное унижение молдавской нации, всего многонационального молдавского общества. Пренебрежительное отношение к этому, исключительно важному, законодательному акту со стороны Парламента, Правительства и даже со стороны высокого инициатора этого Закона и его окружения, обернулось для них бумерангом и завершилось попыткой государственного переворота 7 апреля 2009 г.

                    В этом органическом Законе, впервые в истории Молдавии, определён полиэтнический состав нашего общества, названы его компоненты, установлено положение о государствообразующей нации, отмечается на законодательном уровне общность происхождения и литературной формы восточнороманских языков, пути и способы реального изучения молдавского языка, развития гармоничного русско-молдавского двуязычия. Все эти положения высокомерно и пренебрежительно выброшены в мусорную корзину. И это при том, что этот органический Закон никем не отменён. Доколе?!
                    Наряду с государствообразующей нацией – молдаванами, составляющей 75,1% населения, чьи конституционные права на развитие и свободное выражение этнической, культурной и языковой идентичности открыто и нагло нарушаются, в Молдавии всегда жили и ныне живут русины, украинцы – 280.000 граждан (4,6% всего населения), русские – 200.000 (4,01%), гагаузы – 150.000 (6,6%), болгары – 65.662 (1,9%) и другие народы.

                     В общей сложности, в Молдавии (без Приднестровья) ныне проживают около 900.000 славян. Если к ним прибавим ещё 147.500 гагаузов, для которых русский – один из официальных языков, то выяснится, что в Республике Молдова живут свыше 1.000.000 русскоязычных, многие из которых — граждане Российской Федерации.

                    Уже этим полностью объясняется правомерный, естественный интерес России в этом регионе. Тем более, что абсолютное большинство населения республики – это православные люди, находящиеся под каноническим покровительством Русского (Московского) Патриархата.

                     Всему этому национальному многообразию в Молдавии уже три десятилетия административно – как на захваченной территории! – навязывается язык, история, культура, нравы 7% меньшинства, называющего себя румынами.

                     Всё это, исторически состоявшееся и утвердившееся богатство 93% граждан, отдано на откуп 7% так называемых «румын». В начале XXI столетия, в центре Европы, какой-то хвост, даже не хвост, а хвостик задрипаный, пытается помыкать всем караваном.

                     И никто не возмущается! Наоборот, хвостик пытается свалить слона! Как 7 апреля 2009 года. Мы – а нас миллионы! – терпим и молчим. Доколе?!

                     Никогда, на протяжении 700 лет нашей истории разноязычных жителей Молдавии не беспокоило устоявшееся здесь языковое положение, потому что каждый уважительно относился к языку другого. А необходимость познания молдавского языка – языка большинства — была естественной.

          Даже губернатор края С.Урусов убедился в необходимости познания молдавского языка хотя бы в какой-то мере.    

/продолжение следует/

Василий Стати, книга «Молдавско-русская история«, 2022г.

МОЛДАВСКО — РУССКАЯ ИСТОРИЯ

/продолжение /    

14.  «Благодаря русской культуре…»

       5.  Свидетельства исторические, культурные…

            Молдавской Летописец молдавского историка Варфоломея Мэзэряну «в качестве исторического, культурного и политического документа имеет исключительное значение для истории молдавско-русских отношений: по просьбе высокопоставленного русского генерала он письменно подтвердил признательность молдавского народа к своему освободителю – русскому народу» (Г.Богач).

            Георге Асаки, один из влиятельнейших людей своего поколения в Молдавии конца XVIII –  начала XIX вв., внес большой вклад в развитие культурно-просветительской жизни края. Периодические издания, редактируемые им лично, всесторонне послужили расширению и углублению молдавско-русских отношений в Западной Молдове, оставшейся после 1812 г. под турецким господством. В его журнале Икоана лумий (1840 – 1846 гг.) опубликованы статьи: Москова, Статуя луй Петру I, нумит чел Маре, о Прутской кампании 1711 г., Казачий, Бисерика сф. Иван дин Москова, Санкт-Петербург и др.

            Асаки был членом комиссии по редактированию Органического регламента (Конституции), установленным под председательством П.Д.Киселева, для чего посетил Петербург в 1830 г. Перевел Историю Русской империи И.Кайданова (Яссы, 1832 – 1833 гг.), которую посвятил П.Д.Киселеву, русский учебник Христианское учение (Яссы, 1836 г.) и др.

            Многочисленные публикации тех времен свидетельствуют о большом интересе к русской действительности в Молдове, оставшейся под турецким господством. Газеты тех времен печатали целые колонки с известиями из России, перепечатывали статьи из русских изданий. В духе многовековой традиции Г.Асаки не только проповедовал всеми силами русскую культуру и историю в Молдове, но и обосновал в своих трудах жизненную необходимость познания культуры и просвещения России. В Предисловии к Истории Российской империи Кайданова (Яссы, 1832 г.) Асаки писал: «Среди современных историй, российская особенно привлекает наше внимание… Нация, которая по своему географическому и политическому положению, казалось бы, должна быть изолированной…, неожиданно пробуждается мощным гением…, неся деяния и науки в цивилизованный мир и заняв одно из первых мест среди европейских держав…

            Для того, чтобы проследить нашу историю, мы все чаще должны вспоминать о деяниях россиян, которые совершили коренную реформу в нашей политической жизни и в национальных обычаях. Отношения или связь между нашей историей и историей этой нации обуславливают очевидную необходимость знать их обеих».

            «Г.Асаки – первый деятель молдавской культуры, который понял необходимость изучения русского языка для расширения культурного горизонта молдавской молодежи… Первым преподавателем русского языка был В.Пелтеки, который вскоре (1831 г.) напечатал первый букварь…» (Din istoria pedagogiei romîneşti, 1957. Р. 157).

            То, что сподвигло Г.Асаки на перевод Истории Российской империи «было понимание тесных братских уз, существовавших на протяжении веков между молдавским народом и его великим восточным соседом, что предусматривает знание русской истории для изучения истории молдавского племени» (И.Левит, 1979 г.).

            … 29 апреля 1818 г. император России Александр I подписал Устав образования Бессарабской области, который устанавливал: «Бессарабская область сохраняет свое состояние народа», в силу чего «получает особое положение управления», «дела в Верховном Совете будут рассматриваться на молдавском и русском языках».

            Общественным движением, охватившем всю Бессарабию в марте – декабре 1917 г., были приняты, провозглашены, распространены сотни воззваний, решений, резолюций сходов крестьян, митингов, съездов солдат и офицеров, конференций учителей, съездов партий, собраний кооператоров, духовенства, которые требовали: «Автономию Бессарабии!», «Землю крестьянам!», «Молдавский язык в школы, суды, в медицину!».

            Наряду с этим, собрания, съезды, конференции, такие как Программа Молдавской Национальной партии (апрель 1917 г.), Собрание молдавских солдат Одесского гарнизона (18 апреля 1917 г.), Резолюция собрания делегатов с.Слобозия Бельцкого уезда (23 апреля 1917 г.), Решение собрания делегатов с.Лэпушна (24 мая 1917 г.), Программа одесской молдавской прогрессивной партии (31 мая 1917 г.), Резолюция съезда молдавских учителей (25 – 28 мая 1917 г.), Решение собрания делегатов с.Бужор уезда Лэпушна (3 июня 1917 г.), Решение совета депутатов солдат и офицеров Одессы (25 июня 1917 г.), Решение сельского собрания с.Брынзень Оргеевского уезда (20 августа 1917 г.), Решение губернского земства (19 – 22 сентября 1917 г.), Решение школьной комиссии при губернском земстве (21 декабря 1917 г.) и др. требовали изучения русского языка как отдельного предмета в молдавских школах.

            Чтобы овладеть духовным и культурным наследием молдаван и сохранить его «в сельских школах надо изучать, наряду с молдавским языком, и русский язык» –  настаивал писатель Г.В.Мадан еще в 1907 г.!

            Резолюция II первого Всемолдавского съезда солдат и офицеров, который сформировал Сфатул Цэрий, постановила: «Для защиты прав и интересов Бессарабии при Временном Правительстве (в Петрограде) должен находиться уполномоченный молдавского народа».

6.  При «тоталитаризме», при ромынизме…

            Сфатул Цэрий 2 декабря 1917 г. постановил: «Бессарабия, опираясь на свое историческое прошлое, провозглашается с сегодняшнего дня Молдавской Демократической Республикой, которая войдет в состав Российской Федеративной Демократической Республики как равноправный член». – Şt.Ciobanu. Unirea BasarabieiStudiu şi documente. Chişinău, 1993. P. 86 – 181.

            Так, как было 105 лет непрерывно после освобождения в 1812 г. от турок.    

Сегодня право молдаван учить и использовать русский язык гарантированно Конституцией (ст. 13.2), Законом о функционировании языков, Органическим Законом О концепции национальной политики Республики Молдова.

            Все агрессивные попытки румынских неонацистов аннулировать это право равносильны уничтожению молдавской нации, ликвидации Молдавского Государства.      Это суровая реальность.

            Мы уже погрязли в безграмотности и обскурантизме.

            «За пятьдесят лет советского тоталитаризма мы, молдаване, благодаря русской культуре, внесли в фонд мировой культуры престижные имена Марии Биешу, Ильи Богдеско, Емилиана Букова, Николая Корлэтяну, Владимира Курбета, Евгения Дога, Иона Друцэ, Аурела Давид, Михаила Греку, Эмиля Лотяну, Софии Ротару, Евгения Руссева, Виктора Телеукэ, Петра Унгуряну, Спиридона Вангели, Игоря Виеру, Григоре Виеру, Михаила Волонтира… А с тех пор, как нам всовывают ррумынскую культуру, не то чтобы в мире, в Румынии о нас, молдаванах, ничего не слышно…». – Виорел Михаил. Săptămîna, 6.08.2010.

/продолжение следует/

Василий Стати, книга «Молдавско-русская история«, 2022г.

МОЛДАВСКО — РУССКАЯ ИСТОРИЯ

/продолжение/

14.  «Благодаря русской культуре…»

4.  Русификация – идеологическое изобретение XX в.

            Возрастающая роль России в освобождении православных народов днепровско-днестровского пространства (Русско-турецкие войны 1735 – 1739, 1768 – 1774,      1787 – 1791 гг.) возродили неугасимый интерес к истории русского народа, к этой великой и мощной державе, с которой молдаване связывали свои надежды на освобождение от турецкого рабства. Широкое распространение получила (1725 г.) молдавская версия Жизнь Петра I самодержца всея Руси; в 1773 г. в Яссах печатается на молдавском языке Наказ Екатерины II с заглавием Учение самодержавнего величия Екатерины II

            Лишь всевозрастающим интересом молдаван объясняется тот факт, что во второй половине XVIII в. появилась необходимость в учебниках по русскому языку. В 1746 г. некий Стефан Иоанов копирует Русскую грамматику с двуязычным русско-молдавским лексиконом. В 1755 г. митрополит Яков Путнянул способствовал появлению Букваря или начало учения… В 1773 г. архимандрит Макарий составляет Граматикэ молдовеняскэ, используя в качестве модели Грамматику Мелетия Смотрицкого, напечатанную в Москве в 1648 г. В традиционных молдавско-русских взаимоотношениях к концу XVIII в. намечаются определенные перемены. Если старинные русские влияния носили, в основном, религиозный характер, влияние русской культуры к концу XVIII в. отражается в общем процессе придания светского характера молдавской культуре. «В этом смысле русское влияние вносит наиболее значимый вклад в обновление духовной жизни Молдавии, в ее включение в современную культуру и цивилизацию». – И.Левит. Аспекте але контактелор културале молдо-русе де ла сфыршитул вякулуй XVIII ши ынчепутул вякулуй XIX.//Лимба ши литература молдовеняскэ. 1972, Nr. 1. П. 28.                                                           

Убедительным примером эволюции молдавско-русского взаимодействия конца XVIII – начала XIX вв. является творчество Михаила Стрелбицкого, печатника и гравера сначала религиозных, а затем и светских книг. Отметим лишь последние книги, при печати которых он проявил себя как гравер, переводчик, составитель и, конечно же, издатель: Дикционар рус-молдовенеск, часть Лекциоане Тоадера Школеру (Яссы, 1789 г.); Куриоазникэ арэтаре а патру корэбиерь русешть…; Букварь. Сау ынчепере де ынвэцэтурэ челор че вор вре а ынвэца карте ку слове словенешть (Яссы, 1775, 1780 гг.); Ын скурт адунаре нумерелор (нумелор) челор че вор вре а ынвэца лимба русаскэ ши молдовеняскэ (Яссы, 1789 г.); Де але касий воарбе, русэшть ши  молдовенештьДомашние разговоры, русские и молдавские, с приятельскими комплиментами (Яссы, 1789 г.)…

            Печатал и научно-популярные книги: Календар пе 112 ань, содержащий и Календар Петр I; Вредника де ынсэмнаре ынтымпларе а патру корэбиерь русешть ын анул 1743

            От М.Стрелбицкого осталась книга малого формата, которая хранится в книжном фонде Российской Академии наук в Петербурге. Полное заглавие набрано на двух языках: молдавском и русском: Кынтек дупэ рэпосаря прелуминатулуй князь Григорие Александрович Потемкин Таврическулуй, а марелуй хатман де обште архистратиг ши а фелиурь де ордине кавалер, че с-ау ынтымплат ла октомбрие ын 5 зиле, ла амязэ зи, ын анул 1791, ши пентру алте скимбэрь ын луме ачаста. С-ау типэрит де ла юбиторул нямулуй Молдовей Л.С. ын тыргул Дубэсарий, 1793. – Песнь на кончину светлейшего князя Григория Александровича Потёмкина-Таврического, генерал-фельдмаршала и великого гетмана и разных ординов кавалера, последовавшую 1791 году, октября 5 числа, и протчия в свет сем перемены.

            Преследуемый турко-фанариотским режимом, в начале 1792 г., после Ясского русско-турецкого мира (декабрь 1791 – январь 1792 гг.), когда восточно-днестровское пространство было освобождено от турко-татар, М.Стрелбицкий переводит свою типографию на Левобережье Днестра в Дубоссары. Это решение М.Стрелбицкого было одобрено императрицей Екатериной II, которая своим рескриптом от 16 мая 1792 г. повелела: «Молдавскому протопопу Михаилу Стрельбицкому… отвесть землю в Дубоссарах для водворения его, и позволить ему завести тамо типографию для печатания книг на греческом, российском, молдавском и прочих языках, производя ему пенсию по триста рублей в год…». – ЗООД. Одесса, 1848, т. 2. С. 217.

            Это первый в истории официальный акт «русификации».

            Императрица России проявляет заботу, поощряет и финансирует издание в Молдавии книг на российском и молдавском языках!

            В 1953 г. ясский языковед Г.Ивэнеску обнаружил экземпляр неизвестного сборника стихов Поезий ноо Иоана Кантакузино, напечатанный в Дубоссарах в 1793 г. Последняя книга, изданная М.Стрелбицким был Букварь (1800 г.).

            Печально, что «деятельность книжника Михаила Стрелбицкого, наследие которого, отражая русско-молдавские отношения в различных областях культуры, до сих пор изучено лишь библиографически».

            Одной из наиболее значимых фигур в культуре Молдавии второй половины XVIII в. был Варфоломей Мэзэряну. Учился в монастыре Путна, затем в Киеве в академии, посвящая себя культурной деятельности. Был «куратором господских, епископских и монастырских школ». Перевел с русского языка басни Эзопа, разные книги светского характера. Интересуясь историей, написал на основе документов хроники некоторых монастырей. Известно, что Варфоломей Мэзэряну составлял/компилировал летописи только на молдавском языке.

            Главное творение этого разностороннего книжника Молдавской летописец. «Это – первая история Молдавии, написанная молдаванином и переведенная им на русский язык в 1773 г. Она является одним из наиболее красноречивых историко-литературных и политических документов признательности русскому народу и его освободительной миссии – освобождения порабощенных балканских народов» (Г.Богач, 1984 г.). В.Мэзэряну побудило и воодушевило к написанию этой уникальной в молдавской историографии работы стремление выразить «общее мнение, господствующее в начале войны (1768 – 1774 гг.) в молдавском обществе: тогда весь народ верил, что вступление русских войск в Молдавию означает, что молдавская земля навсегда избавится от турецкого гнета». В.Мэзэряну писал: «… при помощи непобедимых войск всё Княжество Молдавии было освобождено от проклятого турецкого ига».

            Ту же надежду он выражал в заключении летописи: «До сих пор говорили о господарях Молдовы, от самого первого до самого последнего, а после этого, с божьей помощью, российская армия вошла в Молдову и сегодня княжество под ее покровительством». В продолжении, когда речь идет о России, автор не упускает возможности выразить искреннюю признательность к ее цивилизованной миссии на Балканах.

            Вторым мотивом, который воодушевил историка, был авторитет, безмерное уважение к личности, которая поручила написать летопись. Как узнаем из предисловия, Мэзэряну начал писать свою Летопись по наказу главнокомандующего русской армией, графа П.А.Румянцева, считавшегося в Молдавии представителем Российского государства.

            «Его сиятельство высокопоставленный господин генерал-фельдмаршал Петр Александрович Румянцев повелел мне нижайшему с молдавского летописца с молдавского же диалекта перевесть на российский диалект.

            Я смиренный, яко истинный сын сего Молдавского отечества, сие высокопоставленное от его сиятельства с великоею радостию принял и сего Молдавского летописца (поелико возмог разумети российского языка) переводил и написал, как о том всем ниже имяно явствует, 1773 году…

            А сего же Летописца переводил и написал Петропавловского Солковского монастыря архимандрит Варфоломей Мазирян».     

/продолжение следует/

Василий Стати, книга «Молдавско-русская история«, 2022г.

МОЛДАВСКО — РУССКАЯ ИСТОРИЯ

/продолжение/

14.  «Благодаря русской культуре…»

3.    «Апогей молдавской культуры…»

            Ценности, приобретенный опыт, продолжающееся благотворное влияние политических и культурных связей между Молдовой и Россией способствовали неуклонному развитию в XVII в. молдавской культуры. С помощью молдаванина Петра Могилэ, ставшего впоследствии митрополитом Киевским и Галицким, в 1640 г. в Яссах открылась Славяно-греко-латинская Академия – первое среднее и высшее учебное заведение в Молдове. Годом позже открылась первая типография. В этот период появляется молдавская литература на молдавском языке, множатся переводы со славянского на молдавский язык церковных книг, первая из которых – Казания молдавского митрополита Варлаама.

            Изучая ситуацию того времени, Н.Йорга пишет: «Став митрополитом в середине XVII в., Варлаам нашёл в Молдавии намного больше рукописных переводов, готовых к печати, чем в Мунтении», и, что особо значимо, написанных «на более сильном, более звучном и полном жизни языке» (N.Iorga. Op. cit.).

            Апогеем молдавской культуры XVII – XVIII вв. стало творчество «великих молдавских летописцев». Молдавские историки Гр.Уреке (1590 – 1645 гг.), Мирон Костин (1633 – 1691 гг.), Ион Некулче (1672 –  1745 гг.) стоят на более высшей ступени, чем их предшественники, служители церкви, составители летописей. Молдавские исторические творения этого периода, начинающиеся, на самом деле, с утерянной Молдавской летописи (Летописецул чел молдовенеск) Евстратия Логофэта (1632 г.) – «это произведения, насыщенные подлинной исторической эрудицией, богатством разнообразных сведений, проникнутые глубокой философской мыслью и последовательной общественно-политической концепцией, остро публицистические по своей направленности и яркие по стилю и языку». – С.Чиботару и др., 1974 г.         Истории Молдавии, написанные Гр.Уреке, Мироном Костин, Н.Костин, И.Некулче, «намного превосходят всё, что создано в этом плане в Мунтении!».        Как свидетельствует румынский историк литературы начала XX в. Г.Паску, «молдаване и молдавские летописцы оказали такое сильное воздействие на валахов и валашских летописцев, что последние, приблизительно с 50-х годов XVII в., начали перенимать молдавские термины «мунтяне», «мунтянская страна», «мунтянский» вместо «румыны», «румынская страна», «румынский»». – G.Pascu. Istoria literaturii romîne din secolul XVII. Iaşi, 1922. P. 26.

            Древность культурных традиций, все возрастающий интерес иностранцев к восточно-карпатской действительности объясняют относительно ускоренное вхождение Молдавии и молдавской культуры в цивилизованный и идеологический оборот конца XVIII – начала XIX вв. Русско-турецкие войны 1735 – 1739, 1768 – 1774, 1787 – 1791, 1806 – 1812 гг., которые пошатнули Османскую Порту, ослабляя порабощение православных народов Балкан, расширили и углубили отношения молдаван с русским народом, которые многообещающе отразились на общественно-культурной жизни края.

            Обозревая период 1768 – 1812 гг., три продолжительные русско-турецкие войны, Н.Йорга отмечал, что «Молдова прожила почти половину этой эпохи под управлением диванов (государственных советов), руководимых и контролируемых русскими командующими, под влиянием идей и чувств, которыми были одушевлены русские в это время». «Тем самым мы можем утверждать, – заключает Н.Йорга, – что Молдова на протяжении около двадцати лет из пятидесяти состояла в государстве, политическое устройство которого и культурная ориентация, материальные и духовные проявления были европейскими» (N.Iorga. Istoria literaturii romîne în secolul al XVIII-lea. Vol. II. Bucureşti, 1901. P. 9).

            Особенность молдавской культуры характеризуется не только «своей органической связью с культурой соседних славянских народов, прежде всего с русским: русское влияние в Молдове имеет особое значение и в посредничестве проникновения в молдавское общество передовой европейской мысли, прежде всего просветительской, в противовес средневековому обскурантизму». «Много книг –  молдавско-славянских рукописей хранятся в разных библиотеках Петербурга, Киева, Кракова, Львова, Иркутска…» (Г.Богач. Алте паӂинь де историографие литерарэ. Кишинэу, 1984 г.). «Например, в Библиотеке им. Салтыкова-Щедрина в Петербурге, наряду с рукописью Де нямул молдовенилор Мирона Костин, со сборником Фачеря луй Георге Купорескул, хранится экземпляр «русско-молдавского словаря» конца   XVII в., содержащий около 10 000 слов. Этот экземпляр принадлежал известному коллекционеру Ф.А.Толстому (1758 – 1849)…» (Г.Богач. Оп. чит.).

            Наиболее постоянным и влиятельным очагом распространения молдавской культуры была церковь. Молдавское духовенство, прошедшее большей частью через школу при монастыре Сокола (возле Ясс), представляло в то время «интеллектуальный класс, имело свои молдавские традиции, поддерживало тесные связи с народом» (Şt.Ciobanu, 1923).

            «Влияние русской книги посредством основания в Молдове типографий и участие русских книжников имели не только культурные последствия, но и технические. Наши издания заимствовали у русских исполнение титулов, предисловий и букв. В наши книги проникает даже славянско-русский язык из русских печатных книг. Таким же путем проявляется влияние русской гравюры на местную». – G.Bezviconi. Contribuţii la istoria relaţiilor romîno-ruse. Bucureşti, 1962. В русских коллекциях сохранились различные молдавские рукописи с титулами, инициалами, окладами по славяно-русским моделям, например, сохранившиеся в монастыре Драгомирна: Апостол (1610 г.), Кулеӂеря (1615 г.), Евангелие, иллюстрированное Теофилом из Воронец…

            Следует отметить, что молдавские манускрипты – памятники декоративного искусства славяно-русского влияния, как правило, были составлены и оформлены молдавскими иерархами: Александрия (1562 г.) – по поручению митрополита Молдовы Григория; Псалтырь (1616 г.), написанная и декорированная митрополитом Анастасием Кримка; Псалтырь (1619 г.) была написана Ефремом из Рэдэуць…

            XVIII в. характеризуется двойной изоляцией Молдовы от внешнего мира.

Установление турецкого господства с жестоким режимом экономического порабощения дублировалось духовным подавлением режимом греков-фанариотов. Окруженная с севера и запада католическим миром – поляками и венграми, с юго-востока татарами, Молдова была приговорена к духовному удушению.

            Культурный уровень, достигнутый в XV – XVII вв., с мощными славяно-византийскими корнями сократился до усилий отдельных церковнослужителей, которые в своих стараниях по распространению учения господа, пытались участвовать и в светской культурной жизни.

            Вряд ли можно говорить о молдо-славянских контактах в этот период. Они предполагают взаимные встречные движения официальных структур, церковных иерархов. В этот период они были невозможны. Светские культурные проявления были редкими, односторонними. Но они существовали. Процесс мышления, тягу к свету нельзя было остановить. С конца XVIII в. до начала XIX в. Молдова представляла, метафорически говоря, закрытый, огороженный край, лишенный возможности поддерживать внешние связи. Она вынуждена была отстаивать свое существование, в том числе культурный фонд, опираясь исключительно на внутренние славяно-византийские ресурсы и национальные традиции: веру, письменность, язык, национально-государственное сознание. Этот неолатиноязычный остров, окруженный почти со всех сторон язычниками, был в большом отдалении от восточно-славянского мира.

            Восточно-славянские устремления молдавской культуры –  это не результат политики русских. Они – продолжение силы влияния культурного комплекса России, многовековых молдавско-русских традиций с давними корнями. Они являются естественной необходимостью.

/продолжение следует/

Василий Стати, книга «Молдавско-русская история«, 2022г.    

МОЛДАВСКО — РУССКАЯ ИСТОРИЯ

/продолжение/

14.  «Благодаря русской культуре…»

 2.  «Второе южнославянское влияние»

    Отметая измышления зарубежных историков, которые ставят под сомнение оригинальность культуры и языка молдавского народа, немецкий исследователь Е.Фелькл в статье Молдова и «второе южнославянское влияние» (Revues des Sud-Est europeenes, 1973. T. XI. Nr.73) отмечает, что Молдова «сыграла в духовном поствизантийском мире Восточной и Юго-Восточной Европы важную двойную роль, которая состоит в защите византийских традиций и в их передаче дальше – восточным славянам» (Р. 475).

            Изучая в общем географическую и культурно-историческую ситуацию в Молдове, Е.Фелькл заключает: «Как в 1487 – 1497 гг. возникает молдавский стиль архитектуры, также развивается и письменный стиль кириллического алфавита, характеризующийся особой красотой, гармонией линий, элегантностью орнамента –  так называемый «извод молдовенеск»… По сути, извод молдовенеск является региональным вариантом старославянского языка с разными языковыми и орфографическими особенностями…» (P. 476).

            Относительно плодотворной деятельности Гавриила Урикарюла, Е.Фелькл пишет: «Многие хронисты, которые писали в его манере, среди которых не менее известный Теодор Мэришеску, вошли в историю… Извод молдовенеск послужил моделью не только для Валахии и Трансильвании, его влияние распространилось через русинские области (Юго-Западная Русь) даже до Москвы… В русинских областях в XVI – начале XVII вв. этот образец письма молдавского происхождения широко использовался…» (P. 476).

            Создание и утверждение извод молдовенеск – это свидетельство того, что только усваивая византийско-славянские ценности, глубоко укоренившиеся в духовном фонде и творчески адаптированные, молдавская культура, выражая суть молдаван, внесла существенный вклад в обогащение европейского культурного наследия.

            Именно в каллиграфической манере извод молдовенеск написаны первые молдавские акты – господарские грамоты с начала XIV в. С начала XV в. в  молдавских монастырях Бистрица, Нямц, Путна и др. переписаны в стиле извод молдовенеск церковные тексты, первые летописи…

            Внутренняя консолидация и утверждение во внешней политике Молдавского Государства в период продолжительного правления Стефана III Великого решительно способствовали расцвету молдавской культуры в славянском оформлении, в окончательном ее утверждении в европейском фонде, в общеславянском духовном мире.

            Сколь бы не было жалким и болезненным положение, но Стране басарабов/Угровлахии/Мунтении (ныне «Румыния») нечего поставить рядом с этим молдавским вечным богатством, бесценным и невозможным без славянского вклада.

            Прав был румынский историк Н.Йорга, когда отмечал, что «от Феоктиста (митрополит Молдовы времен Стефана Великого) начинается беспрерывный ряд славянских книжников, в то время как в Валахии продолжаются нескончаемые битвы за престол, тормозящие всякие стремления к свету, к искусству». – N.Iorga. Istoria literaturii romîneşti, vol. I, ed. a II-a. Bucureşti, 1935. P. 99.

            В годы (1457 – 1504) прославленного правления Стефана III Великого, помимо многих религиозных текстов, рождается молдавская национальная историография на славянском языке, которая в своем развитии основывалась не только на южнославянской, византийской традициях, на восточно-славянских древних хрониках, но и на молдавском устном народном творчестве: легенды, баллады…Первая летопись на славянском языке написана в последней четверти XV в. по поручению Стефана Великого, её предназначение – прославлять героические битвы и победы бесстрашного воеводы в сражениях за независимость Молдовы. Молдавское летописание на славянском языке продолжалось и в XVI в., обогащаясь и становясь более выразительным.

            Молдавско-славянские летописи XV – XVI вв. имеют особое значение. Своим богатством и разнообразием тематики они заложили основы молдавской историографии – уникальное явление в этой зоне Европы. Это сокровище «выделяет молдавских творцов от представителей других ветвей восточно-романского массива» (С.Чиботару и др. 1974 г.).

            Суровая и постыдная реальность состоит в том, что в Угровлахии/Мунтении в тот период не существовало никакого летописания в подлинном смысле этого слова. Эта действительность давно отмечена. Известный румынский историк литературы Г.Ибрэиляну писал: «Благодаря славянской культуре, славянской историографии существует в Молдове более мощная традиция, которая аккумулирует огромный фонд для будущих традиций». – G.Ibrăileanu. Spiritul critic în cultura romînească. Chişinău, 1997.

/продолжение следует/

Василий Стати, книга «Молдавско-русская история«, 2022г.

МОЛДАВСКО — РУССКАЯ ИСТОРИЯ

/продолжение/

  14.  «Благодаря русской культуре…»

1. Часть общеславянской духовности

            Научно-популярный характер нашей работы побуждает существенно сократить комментарии, объяснения (архинаукообразные) фактов и процессов, широко распространенных и известных. В том числе румынских смехотворных измышлений, повторяющихся бесконечно. Постараемся актуализировать, насколько сумеем, лишь несомненные факты, обобщения, констатации.

            В докладе на заседании румынской Академии наук (октябрь 1919 г.) Шт.Чобану, выпускник Киевской (русской) Академии (1907 – 1911 гг.), бывший министр Молдавской Республики (1917 – 1918 гг.), затем министр в разных румынских правительствах, который в 1940 г. голосовал против освобождения «Бессарабии» от румынской оккупации, отмечая «фазы, через которые прошла национальная культура бессарабских «румын» при русском господстве», показал как «отразилась (?) эта культура в душе народа, на духовную жизнь которого наслаивалась чужая культура». То бишь, русская…

            На более понятном – молдавском, неорумын из села Талмаза (Бендерский уезд), очень озабоченный судьбой бессарабских «румын», хотел бы показать как на душу и культуру этих «порабощенных русскими» «наслаивалась чужая, русская культура». Во имя великой цели – «познания души «румынского» (?) народа из Бессарабии», Шт.Чобану в 1923 г. издал в оккупированном румынами Кишиневе сборник Cultura romînească în Basarabia sub stăpînirea rusească (Румынская культура в Бессарабии при русском господстве). (Оригинальность издания состоит в том, что подавляющее большинство приводимых культурных фактов и явлений молдавского происхождения!).

            Молдавский академик Е.Руссев, изучая многовековые отношения Молдовы со славянским миром, доказал, что с самого начала, с XIV в., Молдавское Государство поддерживало связи с южными славянами, посредством которых обогатило свое наследие, осваивая культурные достижения Византии. Но когда Страна басарабов /Угровлахия (1369 г.), Сербия (1389 г.), Болгария (1393 г.) оказались под господством турок, у молдаван начали преобладать отношения с поляками, с русинами /русскими Юго-Западной Руси, с московскими русскими.

            Многосторонние взаимоотношения Молдовы с Великим Княжеством Московским, начиная с 80-х годов XV в., были предопределены борьбой против общих врагов: панской Польши, позже – Османской Порты. Экономические/торговые связи, политические интересы были стимулированы православной верой – общей у молдаван, русинов, русских.

            «Развитие Страны Молдавской немыслимо вне благотворного воздействия Болгарии, Сербии, Юго-Западной Руси и России как на материальную, так и на духовную культуру средневековой Молдавии». – Е.Руссев. Свет из Москвы… Кишинев, 1981. С. 8.

            Создание миссионерами Кириллом и Мефодием кирилловской письменности (862-863гг.) позволило северодунайским романцам, прежде всего волохам/молдаванам, утвердить письменно традиции и начало собственной истории.                                                                         

Зарубежный историк Э.Захос-Папазахариу отмечал (1972 г.): «Раздел Восточно-Римской империи позволил местным культурам – Сербии, Болгарии, Молдавии, Валахии и др. утвердить свою независимость и придать ей государственную организацию, необходимую для сохранения этой независимости и для того, чтобы типы местной речи проявились в качестве языков высокой культуры».

            В этот период «состоялось и познание слов, посредством которых и письменность от славян ныне, после второго открытия (Молдовы) Драгошем здесь в стране». – M.Costin 1675//Opere. Bucureşti, 1958. P. 272.

            Как показал авторитетный румынский языковед, академик Секстил Пушкариу, адаптация кириллической/славянской графики к потребностям неолатинских типов речи, прежде всего молдавского языка, «произошла, в общем, без сложностей, потому что гораздо большее число букв позволило находить соответствующие знаки для звуков, которые отмечались латинским алфавитом неадекватным образом». –    S.Puşcariu. Die rumanische Sprache ihre wesen und ihre volkishe Pragund. Leipzig, 1943. S. 101.

            Тем не менее «использование кириллической письменности в Молдавии (Западной) было только до периода, когда румынские националисты (с врожденными антиславянскими нравами) навязали в качестве официального алфавита Румынии латинские буквы» (E.Zahos-Papazahariu. P. 158), которые недостаточны для звукового богатства и разнообразия неолатинских языков, особенно молдавского языка. Академик С.Пушкариу подчеркивал: «Попытки заменить кириллические буквы латинскими знаками, меньшими по количеству и не способными адекватно передать определенные звуки молдавского языка (и валашского), столкнулись сначала с большими трудностями» (S.Puşcariu. Op. cit.). Нелепости румынской письменности не только не были исправлены, но даже усугубились в наши дни: î < â!        Административное навязывание неадекватного алфавита встретило всеобщее сопротивление интеллигенции в Западной Молдавии во второй половине XIX в. Историк Н.Григораш отмечает: «В Молдове сопротивление латинскому алфавиту продолжалось… В отличие от Мунтении, меры, которые планировалось провести по замене кириллического алфавита на латинский в школах, столкнулись с оппозицией многочисленной группы преподавателей и интеллектуалов. Многие из них настаивали на том, чтобы славянский алфавит оставался как инструмент учебы, в противном случае выпускники лишались возможности познавать предшествующие проявления культуры народа.

            Меньшинство, которое одобряло тотальную замену кириллического алфавита латинским, поддерживаемое властями, следуя примеру Мунтении, победило» (N.Grigoraş, 1960. P. 133).

            Познание и непрерывное использование в Пруто-Днестровской Молдове славянской письменности, с одной стороны, «имело благотворные последствия для развития средневековой молдавской культуры путем заимствования достижений византийской культуры, затем и общеславянской». «Славянский язык, славянская письменность являлись каналами, по которым осуществлялось благотворное влияние на Молдову, вначале влияние Византии и Юго-Восточной Европы, Юго-Западной Руси, затем Московской Руси». – Istoria literaturii moldoveneşti. Vol. I, 1986. P. 37.        Известно, что в X – XV вв. в Юго-Восточной Европе существовала «литературная общность южных и восточных славян, в которую входили восточнороманские племена (молдаване, валахи). Все эти народымолдаване, безусловно) имели одну письменность, использовали один язык – славянский» (Д.Лихачев. Развитие русской литературы X – XVII вв. Л., 1973. С. 45). Это одна из основных характеристик молдавской культуры. Напомним: официальные акты Молдовы XIV – XVII вв. написаны на славянском языке славянскими буквами; религиозные тексты сохранились на славянском языке в южнославянской редакции; историческая литература – молдавско-славянские летописи написаны в восточнославянской редакции до XVII в.; молдавские хроники XVII в., как и официальные акты до 1991 г. написаны по-молдавски в славянской транскрипции. Таким образом, можем утверждать, что в основе молдавской культуры, молдавской письменности находится славянский язык, славянская письменность.

            Самый древний, дошедший до наших дней, текст, написанный на славянском языке – Поминальник монастыря Бистрица (начат в 1407 г.). Первый официальный акт на славянском языке – грамота от 30 марта 1392 г.

            Другая особенность молдавской культуры – ее вклад в культуру восточно-славянских народов. Взаимное культурное влияние предполагает не только, например, заимствование молдавским народом достижений других стран, но и распространение определенных явлений молдавской культуры. Трансплантация византийско-славянской литературы имела место и в Молдове, которая являлась соединительным мостом между культурами византийско-славянского ареала и культурами восточно-славянского пространства. Работы по переписыванию, орнаментации славянских рукописей в скрипториях монастырей Нямцу, Путна и др. увенчались созданием шедевров европейского средневекового искусства. Например, знаменитое Тетраевангелие, созданное искуснейшим каллиграфом и миниатюристом Гавриилом Урикарюл в 1429 г.

            Основав особую литературную традицию, Гавриил Урикарюл и его ученики «завершили оригинальный каллиграфический тип, придав молдавским письменным памятникам особые отличительные черты. Сумма этих характеристик составляет графический стиль, известный в науке как извод молдовенеск» – История литературий молдовенешть, I. П. 42.

            Таким образом, с одной стороны, «славянская письменность познает подлинное развитие», с другой – вносит определенный вклад в развитие в Юго-Западной Руси и в Московской Руси византийско-славянской литературы. Этот процесс отмечен и оценен русскими исследователями Д.Лихачевым, В.Щепкиным и др.   

/продолжение следует/

Василий Стати, книга «Молдавско-русская история«, 2022г. 

МОЛДАВСКО — РУССКАЯ ИСТОРИЯ

/продолжение/

IIРусский язык в Молдавии

8.  Папа – рус, мама – рус, а Иван – молдаван

            Увеличению количества молдаванизированных русских способствовала и добровольная миграция. После присоединения к России в Бессарабии не было введено крепостное право – полное подчинение административной и судебной власти землевладельца. Стремясь избавиться от произвола помещиков, многие крепостные из других российских губерний пробирались в Бессарабию, где крепостничество было запрещено.

            Исследуя социально-политическое положение крестьян Тираспольского уезда (1802 г.), историк Е.Дружинина раскрыла причины переселения в Левобережье Днестра и молдаванизации русских беженцев из разных русских губерний. Она констатировала: «Характерно, что все поселенцы данного района, за немногим исключением, причисляли себя к молдавской нации, в качестве выходцев из-за границы, они надеялись сохранить свою личную свободу». Историк Владислав Гросул подтверждает: «Действительно, многие русские и украинцы, чтобы не попасть в крепостную зависимость, причисляли себя к молдаванам-переселенцам, закрепощать которых было запрещено» (Е.Дружинина, 1970; Вл.Гросул, 1991).

            В этом корни социальной и этнопсихологической действительности, которую народ метко охарактеризовал: Папа – рус, мама – рус, а Иван – молдаван.

9.  «Необходимость изучения русского языка…»

            История Молдавии и современность «убеждают в естественной необходимости изучать и знать русский язык» (Г.Асаки). Чтобы знать и не забывать:

            «Никакой другой народ, помимо русских, не имел столь мощного влияния на нас». – C.C.Giurescu.

            Молдавский язык «усвоил огромную сумму славянских слов». – Ioan Bogdan. «Славянизм – это историческая необходимость для нашего молдавского языка».      – Алеку Руссо.

            «Даже валахи (ныне «румыны») и русский язык (русаска лимба), и славянский язык привыкли использовать». – Константин Кантакузино, 1716 г.

            Русский язык (славянский язык восточной редакции) был официальным языком канцелярии Молдавии, церковных служб, письменной истории Молдавии и даже приватных текстов с XIV по XVIII вв. – более 300 лет!. Впрочем, как и в Угровлахии /Мунтении…

            Славянская письменность с XIV в., русский алфавит с 1720 г. до 1990 г. –  600 лет! – обслуживали адекватно и всеохватывающе культуру Молдавии!

            «Не орите триколорно!» (цвета румынского флага), по выражению Дину Михаила. Те, у кого идеосинкразия к этнониму рус/русский, те, кто по своей ущербности ненавидят русский язык должны знать и запомнить: именно русский император своим рескриптом от 29 апреля 1818 г. впервые в истории узаконил: «Бессарабия» (Пруто-Днестровская Молдавия) сохраняет свое существование народа и получает особый статус: автономию. Этим историческим актом лимба молдовеняскэ – молдавский язык был наделен статусом официального языка наряду с русским языком. Чтобы знать и запомнить…

            Те, кто мучительно страдают от патологической русофобии, должны знать, что Пруто-Карпатская Молдавия (без Буковины) и Валахия (без венгерского Ардяла) с 1812 г. 70 лет оставались турецкими колониями. И только в июне 1878 г. Берлинский конгресс разрешил им называться «Румынией».

13.  ««Почему молдаване благоволят к русским»

            «Женщину с севера Молдовы спросили: почему молдаване благоволят к русским, если русские сделали им столько плохого? Её ответ: «Да, в начале было плохо, но после этого — было хорошо». Это глас народа, выражающий реальное положение дел, и было бы большим грехом не учесть, что 80%, участвующих в опросах, хотят видеть Путина президентом. Напрасно тужится Гимпу Миша установить каменные глыбы на площади, потому что с коллективной памятью, с народной памятью, с исторической памятью нельзя играть. Историческая память, как водная стена (как цунами!), способна сметать плотины и дамбы.

                Много раз спрашивал себя: почему мои молдаване не боятся русских, но боятся «унире» (объединения с Румынией)? После долгих лет изучения и документирования, сумел разгадать загадку. Патентирую (разгадку) как великое открытие. Попорул молдовенеск — молдавский народ, вопреки всем попыткам русификации, выстоял и сохранился как особая сущность, даже если в течение 180 лет был под влиянием славянского мира. Более того, с течением времени консолидировался в единое, уникальное сообщество.

Но, молдаване чувствуют, если случится «унире» с Румынией, они исчезнут как народ. Вот почему 90% населения Молдовы, зная как поступили румыны с запрутскими молдаванами, ни в коем случае не хотят «унире». Те, которые должны были стать солью той земли, стали изгоями той страны.

                 Так что русских мы не боимся, потому, что они не могут нас денационализировать, а о румынах мы слышать не желаем, потому, что потеряем свою молдавскую идентичность.

                 В настоящее время в нашей Молдове прилагаются усилия для того, чтобы ремоделировать коллективную народную и историческую память молдаван. Если бы жил Михаил Ромм, уверен, он квалифицировал бы эти потуги, как Обыкновенный фашизм. Попытки совершить мутации в коллективной памяти 4 000 000 людей могут быть квалифицированы только как преступления против собственного народа — преступления, в которых участвует руководство страны, Академия наук, другие государственные учреждения, ряд неофашистских, расистских, ксенофобских организаций. Помню, как госпожа посол США Памела Смит очень удивилась тому, что впервые в жизни встречает интеллектуалов, которые воюют с собственным народом.

                 СССР мне совсем не был по душе. Хотел «унире» с Румынией, считая, что население между Прутом и Днестром является частью румынского народа. Но после 1990 г. установил, что молдаване яростно сопротивляются «унире». Начал искать причины этой коллизии. И гнездившийся во мне румын сделал великое открытие: открыл попорул молдовенеск, молдавский народ. Народ — со всеми актами в порядке, со всей национальной, парадной, достойной выправкой. Народ, который не желает исчезнуть путем ассимиляции, после того, как выстоял перед русификацией в течение 180-ти лет подряд! Неужели не доходит до наших правителей, что навязывая школам «историю румын», они становятся соучастниками преступлений против собственного народа». – Viorel Mihail, Săptămîna 20.04.2012.

Заголовок оригинала: «Aceștia sîntem noi, Doamne!»      

/продолжение следует/

Василий Стати, книга «Молдавско-русская история«, 2022г.